Уникальное место Лекрея (LECRAE) на вершине музыкального Олимпа

Лекрей  занимает первое место в рейтинге Биллборд. Сегодня он вместе с группой Рутс участвует в шоу Джимми Фаллона. Что Лекрей думает обо всем этом?

91-GT2U7RJL._SL1500_Я не останусь здесь ни дня,
Если мне придется пожертвовать тем,
Кто я есть внутри.
Лучше я буду изгоем,
А ты оставайся, если хочешь.
Встретимся на той стороне,
Я хочу жить в свободе,
Лучше я буду изгоем.

Это первые строки из его нового альбома «Аномалия». Песня «Изгои» это смелое заявление певца о
том, кто он есть. Вот уже много лет он занимает уникальное место в музыкальной индустрии: несмотря ни на что он остается и христианским певцом, и звездой хип-хопа. В своем альбоме «Аномалия» 34-летний рэпер из Атланты подчеркивает, что это его сознательная позиция. В этом выражается его непоколебимая преданность собственному призванию.

Я не знаю, в чем дело:
Может, я одет слишком нарядно,
А может слишком буднично?
Может, мне недоплачивают,
А может, просто нужно отдохнуть?
Может, я веду себя слишком цинично,
А может мне вообще это безразлично?

Это продолжение его песни «Изгои». В этих строках чувствуется усталость и досада. Лекрей никогда не вписывался в стандартный образ звезды хип-хопа, поскольку в его творчестве мы не находим ни мужского шовинизма, ни насилия, ни обожествления денег. Но это еще не все, о чем говорит эта песня. Кажется, что автору надоело постоянное давление соответствовать ожиданиям других людей.

Успех Лекрея на большой сцене давно сопровождается потоком критики со стороны некоторых христиан. Когда Лекрея спросили о том, как его творческая деятельность связана с его верой, он сказал: «Я христианин. Я рэпер. Но христианство для меня – это вера, а не жанр». Отказ от использования слова «христианская» в отношении своей музыки некоторыми воспринимается как компромисс. Поэтому с тех пор многие обвиняют его в том, что он «продался».

ОБЩИЙ МОТИВ

Но если ты не называешь свою музыку христианской, это еще совсем не значит, что ты отрекся от веры. Это значит, что ты просто хочешь дистанцироваться от «христианской» музыкальной продукции, которой наполнены христианские книжные магазины. Этим словом пользуются многие христианские музыканты, режиссеры и артисты, и на то есть ряд причин. Одна из них в том, что становится сразу понятно, каким будет содержание произведения. Когда люди слышат, что ты пишешь «христианскую» музыку или снимаешь «христианские» фильмы, для них это значит, что это можно слушать или смотреть всей семьей. У них в сознании встает до блеска чистый образ христианского радио или фильмы на канале Холлмарк. Когда же артист решается ступить на более сложную территорию, как, например, Стив Тейлор со своей сатирической песней «Я успешно взорвал клинику» (из-за которой в 80-х его записи перестали продавать многие христианские магазины»), то реакцией на это становится шок и неприятие. Фланнери О’Коннор вряд ли бы была успешной на рынке христианской художественной литературы.

Тем не менее, такой жанр как христианская музыка имеет право на существование. Шаи Линн, другой христианский исполнитель хип-хопа, говорит, что его призвание «писать музыку для церкви». Разница между Шаи (который назвал свой проект «Лирическое богословие») и Лекреем (который поет не только о вере, но и о многом другом, начиная с любви и страха, и заканчивая продажей женщин в сексуальное рабство) состоит в их призвании. Они оба стремятся достичь наибольшего количества слушателей. Шаи ориентирован преимущественно на людей в церкви, Лекрей видит свое призвание в том, чтобы нести христианское свидетельствовать более широкой аудитории поклонников хип-хопа. У каждого из них свои плюсы и свои трудности. Для Лекрея опасностью является синкретизм, а для Шаи – фарисейство. Им обоим нужна помощь Божьего Духа и содействие Божьей благодати, чтобы в своем творчестве сохранить верность.

«Я думаю, что церковь как правило не ведет диалог с окружающей ее культурой потому, что боится ее», — говорит Лекрей, — «Мы боимся, что она проникнет внутрь церкви и развратит ее. Мы боимся, что она испортит нам всю нашу красоту. Поэтому мы все больше и больше отдаляемся от пороков, все больше и больше отдаляемся от преступлений, все больше и больше отдаляемся от постмодернизма, релятивизма и светского гуманизма. Мы хотим оставаться в кругу себе подобных. Просто нам так удобнее».

Я согласен с Лекреем на сто процентов. Если христианская субкультура основана на страхе, то грош ей цена, она не сможет произвести на свет великое искусство. Но здесь нужно сделать оговорку: ведение диалога с культурой требует зрелого сознания и сильной церкви. Люди боятся, что этот мир «войдет в церковь» и « развратит ее» отчасти потому, что Писание призывает нас хранить себя «неоскверненными от мира» (Иак 1:27), и отчасти потому, что мы видели, как это происходило со многими дорогими нам людьми. Лекрей тоже осознает эту опасность. В «Аномалии» он говорит о том, как важно поддерживать общение в кругу близких друзей.

ПЛОХИЕ МЕСТА

Тим Келлер однажды сказал, что призыв быть «солью земли» означает, что нам нужно идти в «плохие места». В первом веке соль использовалась преимущественно для консервации продуктов, она не давала им портиться. Поэтому быть солью значит идти в те плохие места, где происходит разложение и сохранять там жизнь, оказывать благотворное влияние, свидетельствовать о надежде Евангелия.

Именно такая возможность сейчас предоставляется Лекрею. В «Аномалии» он говорит миру, в котором господствует грубая мужская сила, об ужасах сексуального рабства. В песне «Скажи, что не будешь» он призывает мужчин, которые чуть ли не боготворят свою новую пару модных кроссовок, чтобы они их продали и сводили своих детей на ужин в ресторан . В песне «Доброе, злое, страшное» он рассказывает о той боли, которую испытывает жертва сексуального насилия в детстве и тот, кто совершил аборт, о том, что только Божья милость может смыть вину и исцелить от стыда. В песне «Грязная вода», обращаясь к чернокожим мужчинам, он говорит, что их убеждали, что они ничто, на протяжении 400 лет, «нас учили ненавидеть друг друга, потому что мы ненавидим свою кожу… золотые цепи/ это просто красивые кандалы, мы по-прежнему рабы. / Повесь их себе на шею, ведь мы по-прежнему висим». От первой и до последней песни в альбоме «Аномалия» Лекрей свидетельствует о другом мире, другом порядке, другом Царе и другом царстве.

И обо всем этом он говорит, находясь на вершине рейтинга Биллборд, с места, которое обычно занимают такие рэперы как Джей-Зи и Кани Вест и такие поп-звезды как Марун 5 и Тейлор Свифт. Кто бы мог представить, что с голос пророка может звучать с такой вершины. Лекрей доносит свое послание разными средствами: при помощи откровенной и жесткой агрессии в стиле Рика Рубина («Скажи, я не буду»), классических ритмов («Аномалия»), плаче в стиле R&B («Мне нужен лишь Ты») и обычного поп стиля («Посланники»).

НИКАКИХ ОДОЛЖЕНИЙ

Тут я подхожу к последней важной мысли. Успех Лекрея совсем не нужно объяснять некими духовными причинами. «Аномалия» красноречиво демонстрирует его талант. Все в этом альбоме – от аранжировок до текстов – является результатом долгого и кропотливого труда.

В песне «Страх» он говорит: «Мне не нужно подачек и одолжений/ Не нужно «спасителей»/ Я буду говорить эту истину, пока она не убьет меня / и я не окажусь со своим Творцом/ Иисус, Иисус, Иисус, Иисус, Иисус / Всем, кто меня ненавидит / Всем, кто считает, что я Его забыл / И тем, кто не дает мне это сказать / Я больше не боюсь.»

Со своей стороны скажу, что я никогда не думал, что он забыл Иисуса.  Я рад, что он по-прежнему кричит о Нем. Поздравляю, Лекрей. Пусть ряды твоих сторонников пополнятся.

Автор статьи — Майк Коспер, который является пастором ответственным за поклонение и искусство в «Церкви странников», город Луисвилль, штат Кентукки.

Статья переведена Анатолием Чухаленком

Оригинал статьи находится здесь

 


Дата публикации: 29 сентября 2014
поднимаемые темы:

Поделитесь ссылкой в социальных сетях:



Обратите внимание на другие материалы:

Прокомментировать



© 2012—2016, Служение «В НАЧАЛЕ» — Богоцентричная проповедь Евангелия прославленного Иисуса Христа.